вторник, 15 марта 2016 г.

Седмица 1-я Великого поста

Сухоядение (хлеб, овощи, фрукты).


Слово Святителя Иннокентия, Архиепископа Херсонскаго и Таврическаго (+1857г.) перед исповедью в пяток 1-й недели Великого поста


    Опять день покаяния и исповеди!
    Еще раз раскроем мы пред Всеведущим мрачный свиток наших деяний, еще раз услышим от лица Его прощение во всем содеянном нами и пойдем в дом свой оправданными! Так неистощимо милосердие к нам Господа нашего! Правда Его могла бы совершенно отвергнуть нынешнее покаяние наше, могла бы сказать нам, что поскольку мы, приносив столько раз покаяние и принимав столько же раз прощение, не перестаем оскорблять ее грехами нашими, то и ей остается уже не миловать напрасно рабов преступных и лукавых, а вооружаться против них судом и казнью. Но так не поступят с нами: пред престолом сей Правды и ныне мы обретем ту же милость, ту же любовь и всепрощение!
    Чувствуешь ли ты это, душа грешная? Чувствуешь ли, что ты давно стократ достойна ада, а тебе снова отверзут рай и царствие? Блюдись же, чтобы эта милость не была явлена тебе в последний раз!
    Да, братие мои, на земле нет никого, кто бы мог сказать нам наверняка, что настоящая исповедь наша не есть для нас последняя. Это мог бы сделать Един Тот, в деснице Коего ключи ада и смерти (Апок.1,18), о Нем же мы все живем, движемся и есмы. Но, Он Сам, в ограждение нас от безпечности, благоволил возвестить нам в Евангелии Своем, что день и час, как Его к нам пришествия, так и нашего к Нему отшествия, должны оставаться тайной для нас.
    После сего каждый, кому дорого спасение души своей, принося ныне исповедь, должен принести ее так, как будто приносит ее в последний раз в жизни.
    Как бы мы исповедывались, находясь на одре смертном? Исповедывались бы с глубочайшим сокрушением духа и нераскаянным омерзением ко греху, который тогда потерял бы для нас всю прелесть, исповедывались бы всецело, ничего не скрывая: ибо что таиться пред смертью? Исповедывались бы с твердой решимостью не уклоняться более на сторону лжи и беззакония, ибо тогда во всей силе открылась бы пред нами необходимость для человека жизни чистой и святой.
    Поступим же теперь так, как мы поступили бы на одре смертном. Раскроем пред Всеведущим всю душу и сердце, все тайны страстей и греховных вожделений. Пусть милосердие Божие узрит все язвы и всю гнилость нашего внутреннего человека. Оно узрит их только для того, чтобы тем прочнее исцелить их. Приняв прощение во грехах, немедленно изгоним их не только из жизни и деяний — из самого воображения и памяти нашей. Пусть они остаются долей врага нашего, который подвигал нас на грех и радовался, когда мы преступали заповеди Господни. Дав перед Святым Крестом и Евангелием обет вести жизнь чистую и благую, будем повторять себе этот обет утром и вечером, в часы радости и печали, в храме Божием и дома, сидя на трапезе и покоясь на ложе, чтобы дело нашего спасения никогда не уходило от нашего внимания и обратилось в главное дело нашей жизни.
    А для утверждения себя в этом необходимом подвиге, для ограждения себя от новых соблазнов жизни, от новых нападений со стороны страстей, возьмем с собою от святого аналоя в напутие жизни память смертную, ибо не напрасно сказано Премудрым: поминай последняя твоя, и во веки не согрешиши (Сир.7,39)! Аминь.

 

Комментариев нет:

Отправить комментарий