суббота, 20 июня 2015 г.

Собор Белорусских святых

По инициативе Митрополита Минского и Слуцкого Филарета празднование Собора Белорусских святых было впервые совершено в 1984 году в Неделю 3-ю по Пятидесятнице. За двадцать с лишним лет число угодников Божиих, составляющих Собор Белорусских святых, увеличилось от 14 до 75. Кем были те праведники, просиявшие на нашей родной земле? Какую проповедь они несли своим смиренным житием, желанием во всем служить Господу и часто мученической смертью?

Самые древние в Беларуси епархии — Полоцкая и Туровская, поэтому и первыми известными белорусскими святыми были полоцкие и туровские правящие архиереи: святители Мина, Дионисий и Симеон, епископы Полоцкие, святители Кирилл и Лаврентий, епископы Туровские. Это были первые архипастыри, которые своим служением способствовали распространению христианской веры в первые века после Крещения белорусской земли. Их святительская деятельность проходила в XII–XIII столетиях. В этот же период монашеский подвиг несли преподобные Мартин Туровский, Евфросиния Полоцкая и Елисей Лавришевский. А затем каждый уголок нашей земли просиял неугасимыми лампадами Христовыми — святыми, несшими свой подвиг служения Богу.

Нет такого места на белорусской земле, где бы угас огонь веры! И Собор наших святых озарил путь для следующих поколений, то есть для нас с вами…

Поминайте наставников ваших, которые проповедывали вам слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их (Евр. 13: 7). 12 декабря 1999 года Белорусская Православная Церковь в лике местночтимых святых прославила двадцать три новомученика, несших крест своего служения в Минской епархии. Эти двадцать три души, стоящие у престола Господня, заплатили своей жизнью за веру и не были посрамлены, как не может быть посрамлен никто из людей, уповающих на Бога. Удивительные и проникновенные слова произнес священник Федор Кривонос в день прославления святых новомучеников земли белорусской. Вот фрагмент из этой проповеди:

«Из истории Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви мы знаем, что с самых первых веков христианства Ее служители подвергались лютым гонениям, кровью своей запечатлевая верность Спасителю и тем идеалам, которые Он заповедал благовествовать. Римские императоры, жестоко преследуя первых христиан, хотели добиться от них поклонения языческим идолам, олицетворявшим различные человеческие страсти и пороки, однако нисколько не преуспели в этом. Христиане выдержали гонения, обрушившиеся на них в первые столетия после Рождества Христова, наперекор ожиданию язычников выстояли в той страшной борьбе, явив миру сонмы святых мучеников, ставших, по выражению Тертуллиана, зиждительным семенем Церкви Христовой. Навечно в наш церковный календарь вошли имена святого Великомученика и Победоносца Георгия, святого мученика Иустина Философа, святого мученика Киприана Карфагенского и многих других, пострадавших на заре распространения веры Христовой. Их жизненный подвиг стал достойным примером для подражания последующим поколениям христиан, в том числе тем, которые жили в уходящем в вечность XX столетии.

Гонения, направленные против Русской Православной Церкви в недавние десятилетия XX века, по своим масштабам и жестокости вполне сравнимы с теми преследованиями, которые пережили христиане Римской империи в I – начале IV столетия.

Десятки тысяч разрушенных храмов, сотни закрытых монастырских обителей, миллионы арестованных, заключенных в концлагеря, сосланных и расстрелянных людей стали результатом безумной попытки претворения в жизнь той безбожной, неоязыческой идеологии, которая временно, как и все от человека приносимое, «восторжествовала» в России в XX веке.

Белоруссия, входившая вначале в состав Российской империи, а затем — СССР и населенная в значительной степени православным по вероисповеданию народом, разделила с русскими общие испытания, связанные с утверждением нового социального строя и гонениями на Церковь Христову.

Согласно дореволюционной статистике накануне 1913 года в пределах той территории, которую в начале XX века плотно населяли белорусы, существовало пять православных епархий: Минская, Полоцкая, Литовская, Могилевская и Гродненская. В них действовало 3 613 церквей (включая соборные, приходские, приписные, домовые и кладбищенские), 470 часовен, 34 монастырские обители. В Минске, Вильно, Могилеве, Витебске функционировали духовные семинарии. Была достаточно широко развита сеть духовных училищ. При приходских храмах имелось 4 247 начальных школ (церковно-приходских и школ грамоты). Население, исповедавшее православную веру и проживавшее в пяти вышеназванных епархиях, составляло 5 млн. 561 тыс. человек.

Такова статистика, характеризующая состояние Православной Церкви в Белоруссии накануне тех социальных катаклизмов, которые вскоре на нее обрушились.

С первых дней революции Церковь была отделена от государства, а Ее служители фактически поставлены вне закона. Началось планомерное уничтожение всего того, что напоминало людям о Боге, о их высшем земном призвании. Духовенство лишилось возможности преподавать в школах Закон Божий. В Белоруссии были закрыты все духовные учебные заведения, начиная с церковно-приходских школ и заканчивая семинариями. Религиозным общинам было запрещено владеть собственностью и иметь право юридического лица. Наиболее ценная недвижимость, принадлежавшая Православной Церкви, а именно здания архиерейских подворий, духовных консисторий, монастырей, учебных заведений, подверглась изъятию.

В 1921 году по условиям Рижского договора Белоруссия была разделена между Польшей и СССР. Как в западной, так и в восточной части Белоруссии в 20–30-е годы в разных формах и под разными предлогами продолжилось глумление над Православной Церковью.

Особенно тяжелой оказалась участь духовенства и мирян, проживавших в пределах Советской Белоруссии. Верующим людям пришлось пережить здесь компанию по вскрытию святых мощей (как это было с чесными останками преподобной Евфросинии Полоцкой); акцию изъятия церковных ценностей, проведенную в 1922 году под лживым предлогом помощи голодающим Поволжья; коллективизацию и связанные с ней массовые репрессии. Верующий народ явился свидетелем того, как разрушали храмы Божии, снимали с них кресты, разбивали колокола, ломали иконостасы, уничтожали духовенство...

Сегодня мало кто представляет себе ту атмосферу, которая господствовала в обществе 30-х годов XX века.

В газете «Рабочий» (19 января 1930 года), вышедшей в день празднования Крещения Господня, рассказывалось о том, как в Минске в тот же день проходил антирелигиозный митинг.

«Костер пылал в кругу, — читаем в ней, — яркие ленты пламени взвивались в темноте. Горели иконы. Группа демонстрантов принесла небольшой гроб, “чинно” уложила в него десяток икон, навсегда изгнанных из рабочих квартир, и подожгла. Костер горел посреди площади Свободы...

Тысячи минских трудящихся пришли вчера на эту площадь еще раз доказать свою непримиримость по отношению к религии, потребовать от городского Совета передачи церквей под культурные учреждения. Колонны демонстрантов заняли площадь до отказа, а со всех сторон города все продолжают течь ряды трудящихся. Едут транспортники. В лозунгах, прикрепленных к автомобилям, они заявляют: “Мы не верим в Бога. железнодорожную церковь — под клуб.

...Там, где долгие годы лживая поповщина плела свои сети, мы откроем клуб, мы заставим заговорить радио, прикусим языки колоколам и тяжелую медь их отдадим на нужды индустрии”.

Митинг был коротким, но он прекрасно отразил волю многотысячной демонстрации рабочих, с факелами, с лозунгами вышедших, чтобы требовать церкви — под клубы».

В угаре подобных настроений жили в 30-е годы, совершая свое служение, православные священники Минской епархии и других областей Советской Белоруссии.

Лишенные избирательных прав, не получавшие продовольственных карточек, они ко всему прочему не имели возможности пользоваться землей, т.е. были обречены вместе со своими семьями на полуголодное, полунищенское существование. Многим из них не дали умереть с голоду прихожане, старавшиеся поддерживать своих пастырей из последних сил...

Семьи священников находились под тем же прессом идеологического воздействия, как и само духовенство. Даже их дети подвергались дискриминации в школах. По воспоминаниям дочери священномученика Владимира Пастернацкого Елены Владимировны, в 30-е годы их семья жила только тем, что кого-то забрали и папу должны забрать. А самым страшным для нее в детстве было то, когда ее ставили перед классом и учительница говорила: «Откажись от отца, он — враг народа!» Девочка плакала, но сказать так не могла, все время ждала, что папа вернется. Оказалось, что его расстреляли...

В этих страшных условиях официально поощряемого презрения и материальной нужды духовенству очень сложно было сохранить верность избранному в жизни пути пастырского служения, не поддаться соблазнам мира сего, не отказаться от священного сана.

Те новомученики, которые прославлены Православной Церковью 12 декабря 1999 года и являют нам как раз образец такого служения на ниве Христовой, служения стойкого и бескомпромиссного».

Только от нас с вами зависит, услышим ли мы эту проповедь наших наставников, которую они несли своей жизнью и смертью, и сможем ли продлить цепочку святости на нашей земле…


www.obitel-minsk.by

Комментариев нет:

Отправить комментарий